22 вересня 2008 р.

Тыва ищет выход из России

На окраине страны разгорается новый очаг сепаратизма


Тыва — в полном смысле слова медвежий угол. Чтобы добраться сюда из Москвы, нужно совершить путешествие: прямые рейсы не летают, железной дороги не было отродясь. Ее обещают построить только сейчас, когда ведущие олигархи страны наперебой ринулись соревноваться за право “первой тувинской ночи”.


Политический кризис полыхает в Тыве который год; до тех пор, пока он не утихнет, республика будет прозябать в нищете.


Только это почти никому не выгодно. Ни олигархам, желающим по дешевке прибрать Тыву к рукам. Ни оппозиции, любыми путями рвущейся к власти. Ни наркомафии, снабжающей тувинской марихуаной треть российского рынка. Ни Западу.


Каждая из этих сторон разыгрывает собственную карту. Но все вместе они дружно подбрасывают поленья в занимающийся костер, грозящий закончиться печально. Вплоть до отделения Тывы от России и запуска “оранжевой революции”…

Время в Тыве опережает московское на четыре часа: когда в столице полночь, в Кызыле уже светает.

Но это — лишь видимость. В действительности все происходит ровно наоборот — это тувинское время надолго отстает от среднероссийского. И по развитию своему, и по уровню жизни республика застыла еще где-то на уровне 1990-х.

Одна из беднейших автономий обладает в то же время богатейшими запасами полезных ископаемых (чисто российский парадокс!): никель, уран, кобальт, медь. Объемы коксующегося угля занимают третье место в мире и сравнимы разве что с Кузбассом.

И при этом кругом сплошь нищета, в двух шагах от центральной площади Кызыла стоят покосившиеся деревянные хибары, а самым прибыльным занятием для населения остается сбор конопли.

Такова цена, которую эта маленькая республика платит за непрекращающуюся возню своих правителей.

После признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии группа американских неоконсерваторов, возглавляемая советником Джона Маккейна по внешней политике Рэнди Шойнеманном, призвала Вашингтон к ответным действиям. В частности признать независимость Чечни, Дагестана, Ингушетии и ряда других национальных республик, руководство которыми должно осуществляться “правительствами в изгнании”.

Финансировать эти правительства пообещал миллиардер Джордж Сорос, уже имеющий опыт спонсорства “оранжевых революций”.

В списке этом значится и Тыва.

Конечно, к заявлению неоконсерваторов можно отнестись скептически, списав их на бурную американскую фантазию. Но я лично с такими выводами бы не спешил.

Неправительственные иностранные организации уже давно проявляют странный интерес к Тыве. На все местные выборы сюда съезжаются западные наблюдатели и политтехнологи; регулярно наведываются американские дипломаты. (Скажем, второй секретарь политического отдела посольства США Сьюзен Бодуин приезжала в Тыву аж дважды, живо интересуясь социально-политической обстановкой.)

Активно действуют в Тыве протестантские миссионеры, чья деятельность негласно патронируется американскими властями; количество молельных домов давно превысило здесь число церквей и приближается к буддийским пагодам, а пропагандистская литература на тувинском языке расходится огромными тиражами.
Не забывают о Тыве и турки (тувинцы — тоже тюркоязычный народ). До недавнего времени в Кызыле работал тыва-турецкий лицей, воспитывавший подрастающее поколение в духе славных идей пантюркизма.

Плюс — китайцы, чья экспансия ощущается здесь все заметнее. Пекин до сих пор считает Тыву частью своей территории, незаконно отторгнутой русскими оккупантами; на китайских политических картах значится она как Тану-Урянхай.

Наверное, если бы речь шла о каком-то другом регионе, все это можно было бы объяснить какими-то здравыми вещами. Но Тыва! Нищая республика, отброшенная от Москвы на многие тысячи километров; да за одно то, что миссис Бодуин героически сумела сюда добраться — на перекладных, через Абакан — она уже достойна бронзовой медали ЦРУ!

События в Осетии взбудоражили и тувинскую оппозицию. Все активнее по республике ползут слухи о грядущем отделении Тывы от России. Правда, в планах этих оппозиция обвиняет не столько Запад, сколько местную власть.

— Кара-оол (глава республики. — А.Х.) — националист, — уверяет меня издатель главной оппозиционной тувинской газеты “Риск” и по совместительству помощник спикера тувинского парламента Сергей Конвиз. — Выдавливает отсюда русских. Как только республика станет богатой, она выйдет из состава России.

Этот тезис — в разных интерпретациях; вплоть до того, что тувинский лидер пытался провести железную дорогу не в Россию, а в Китай и Монголию, — я слышал и от многих других его оппонентов. По сути, это главное обвинение, которое оппозиция предъявляет Кара-оолу.

Та же газета “Риск” постоянно не устает подчеркивать, сколь мало русскоязычных в тувинском правительстве. Все шаги нынешней власти на страницах “Риска” рассматриваются исключительно через призму сепаратизма; построили новый аэропорт — значит, укрепляют связи с Китаем. Восстанавливают буддийские храмы — потому что в ущерб православным церквям.

Даже о проблемах Ингушетии и Чечни “Риск” пишет едва ли не в каждом номере, не забывая, естественно, проводить вполне прозрачные аналогии.

И вновь это можно было бы воспринять как рецидив буйной фантазии, кабы не одно “но”. Нагнетание национальных страстей и впрямь будоражит людей. Напуганные призраком сепаратизма русские все активнее начинают покидать республику. Если в конце 1980-х русскоязычное население составляло здесь 33%, то теперь осталось почти в 2 раза меньше: 18%. И число это лишь продолжает сокращаться…

Регулярно на заборе строящегося православного храма появляются надписи: “Русские, убирайтесь вон!”. Во время президентских выборов по республике распространялись листовки: “Русские — наши враги”; “Голосуя за Медведева или Зюганова, ты голосуешь против Тывы!”.

По вечерам многие стали бояться уже гулять по улицам. Время от времени неизвестными злоумышленниками проводятся здесь демонстративные акции устрашения. Незадолго до моего приезда группа тувинской молодежи с криком “смерть русским!” напала в Кызыле на русскую пару, выходящую из боулинга; мужа забили до смерти, жена отделалась переломами. Ни денег, ни ценностей преступники не взяли.

Даже один из руководителей республиканского УФСБ признался мне, что по этой причине он не решается перевезти в Кызыл свою семью (“Не хочу каждый вечер вздрагивать!”).

При этом внутри самой тувинской среды националистических настроений практически нет; давно известно: чем беднее территория, тем сильнее тяготеет она к федеральному центру. Ну а отдельные отморозки явно не могут определять здесь погоду.

Значит, кому-то такое нагнетание страстей чрезвычайно выгодно. Значит, есть какая-то неведомая сила, желающая любой ценой создать видимость резкого всплеска тувинского шовинизма и, как следствие, неспособности республиканской власти контролировать ситуацию.

Что же это за могущественная таинственная сила?

* * *

А ведь все это в Тыве уже было. Юрты на центральной площади Ленина (ныне — Арата). Шумные митинги под лозунгом “Россия херек чок!” — “Россия не нужна!”. Комитет бездомных, который заселял тувинцев в оставленные русскими квартиры.

Когда Ельцин бросил в массы свой знаменитый призыв — берите суверенитета, сколько хотите, — в Тыве (тогда называлась она еще Тувинской АССР) восприняли его с особым воодушевлением.

Национальные чувства в самой молодой российской автономии были тогда на подъеме; а их еще и усиленно подогревали извне. Технологи из Прибалтики — преимущественно Литвы, — где, собственно, и находился главный центр антисоюзного сопротивления, активно помогали своим младшим “товарищам по несчастью”.

Кстати, такую же точно поддержку прибалтийские центры оказывали и многим другим “оккупированным” народам; той же Чечне, например. Вплоть до того, что все первые программные документы вайнахских сепаратистов являли собой дословные перепечатки аналогичных бумаг прибалтийских народных фронтов, включая орфографические ошибки.

Как и вайнахи, тувинские националисты свято верили, что стоит лишь скинуть проклятое ярмо Москвы, как польются мгновенно молочные реки вдоль кисельных берегов.

Не полились. Очень показательна в этой связи история промышленного гиганта “Тувакобальт”. Когда большинство работавших на нем русских специалистов бежало, предприятие, еще вчера гремевшее на всю страну, попросту встало. Постепенно его растащили по кирпичикам, и сегодня остов бывшего флагмана цветмета чернеет памятником несбывшихся идей сепаратизма.

Угар национализма дорого обошелся Тыве. В считанные месяцы и промышленность, и сельское хозяйство приказали долго жить. Старые предприятия развалились, а новых, разумеется, никто уже не создал.

Вся тувинская экономика образца 1990-х базировалась исключительно на трех китах: торговля остатками былой роскоши (оборудованием и металлоломом), дотации из центра, наркотики. При этом оборот наркоторговли в несколько раз перекрывал — и перекрывает, кстати, до сих пор — республиканский бюджет, ибо конопля растет здесь на каждом шагу.

Шериг-оол Ооржак, многолетний хозяин Тывы, правивший республикой еще с советских времен, очень умело играл на этих чувствах. Нет, сепаратистом он, конечно, не был, но при всяком удобном поводе обязательно напоминал в высоких кабинетах, что лишь его стараниями республику удается удержать от потрясений.

В награду за это Кремль готов был закрывать глаза и на полный развал тувинской экономики, и на абсолютизм Ооржака, выдавившего из власти, как и подобает любому князьку, всех потенциальных конкурентов. Внешнее спокойствие Тувы щедро оплачивалось бюджетными трансфертами и разными уступками.

Ооржак, например, принял конституцию, по которой Республика Тыва — это государство (!) в составе России, а ее жители имеют сразу два гражданства. По конституции, управляет Тывой президент, избираемый населением на два срока. Впрочем, когда сам Ооржак решил короноваться в третий раз, он без труда поменял конституцию, заменив слово “президент” на “премьер”.

Поразительно, но все эти нормы, включая и выборность главы региона, действуют здесь по-прежнему.

Нынешний тувинский премьер Шолбан Кара-оол пытался, правда, привести конституцию в соответствие с российским законодательством, но все его усилия разбились о стену сопротивления парламента.

Между двумя ветвями власти в республике полыхает сегодня война; примерно такая же, как между Кремлем и Верховным Советом в далеком уже 1993 году. Все, что предлагает Кара-оол, автоматически воспринимается в штыки.

Минувшим летом депутаты благополучно провалили правительственные поправки в бюджет, не забыв при этом увеличить свое собственное денежное содержание. Безрезультатно закончилась и попытка главы республики огласить послание Великому хуралу — заседание попросту не дали собрать.

Все претензии депутатов к лидеру республики в действительности объясняются лишь одним — борьбой за власть, которую не первый год ведет в Тыве спикер законодательной палаты Василий Оюн. Ради того чтоб ослабить позиции Кара-оола, Оюн и его команда готовы на любые ухищрения.

— Для нас чем хуже, тем лучше, — прямо объявил мне один из активистов оппозиции — депутат Сергей Сафрин.
Совсем недавно группа из 11 депутатов во главе со спикером Оюном направила письмо Медведеву, Путину и Грызлову, в котором подвергли Кара-оола жесточайшей критике.

“Проявил себя за год работы в должности председателя правительства Тувы человеком мнительным, неспособным организовать работу правительства должным образом и контролировать политические процессы в республике”. И дальше: “Именно поэтому ситуация в республике… вновь стала ухудшаться”.

На самом деле по всем экономическим показателям ситуация за год работы Кара-оола не только не ухудшилась, а, напротив, улучшилась: в полтора раза выросли доходы бюджета. В 7 раз увеличилось финансирование сельского хозяйства. Сдано 20 новых объектов, включая аэропорт, больницу и несколько школ.

Но в лихорадке политических страстей мало кого интересуют абсолютные показатели; сволочь он — вот и весь разговор.

Кризис власти начался в Тыве не сегодня и даже не вчера. Еще когда республикой правил Ооржак, депутаты тоже слали в Москву гневные письма, требуя скорее убрать его прочь, ибо “за пятнадцать лет бессменного пребывания Ш.Д.Ооржака в должности высшего должностного лица Республики Тыва произошло практически полное разрушение в достаточной степени развитой промышленной, транспортной, сельскохозяйственной структуры, строительного комплекса республики, резкое снижение уровня жизни населения”. Нетрудно догадаться, что подписантами этой петиции являлись те же самые депутаты, ведомые спикером Оюном, которые клеймят теперь позором новую власть.

История спикера Оюна — это типичная вариация сказки про лису и зайца: была у зайца избушка лубяная, а у лисы — ледяная…

Всем своим положением бывший зоотехник Василий Оюн был обязан одному только человеку — первому президенту Тывы Ооржаку, которому доводится он родней по линии жены.

В начале 1990-х Ооржак сделал Оюна главой одного из районов, потом первым вице-премьером. Из правительства — делегировал в парламент, буквально насильно усадив Оюна в спикерское кресло (избрали его аж с 13-й попытки).

Но недаром говорится: чтобы узнать человека, надо дать ему деньги и власть. Василий Оюн испытания медными трубами не выдержал. Очень скоро со своим благодетелем он разругался вдрызг и решил занять его место, благо было понятно, что на четвертый срок Ооржака никто уже не пустит.

В качестве политической “крыши” Оюн выбрал себе Сергея Миронова; Тыва оказалась одним из немногих регионов, где мироновская Партия жизни, в принципе, сумела пройти в местный парламент. Ну а уж количество набранных РПЖ голосов — 32% — и вовсе стало рекордным. Список РПЖ, как нетрудно догадаться, возглавлял Василий Оюн.

Победа на выборах (дело было в 2006 году) принесла Оюну долгожданную возможность диктовать Кремлю свои условия. С учетом одномандатников отныне он контролировал примерно половину законодательной палаты.

Полгода парламент не мог собраться даже на первое свое заседание: люди Оюна попросту туда не ходили, а в их отсутствие кворума не получалось.

Оюн самым банальным образом шантажировал центр; в обмен на кворум он требовал низвержения премьера Ооржака и собственного назначения на его место. Однако Путин посчитал иначе. На пост тувинского главы была внесена совсем другая кандидатура — спикера парламента позапрошлого созыва Шолбана Кара-оола.

Лишь в апреле 2007-го затяжной кризис вроде бы разрешился. Стороны достигли компромисса: Оюн повторно становится спикером, Кара-оола утверждают премьером, а все комитеты в парламенте делятся поровну между “Единой Россией” (читай, Кара-оолом) и РПЖ (читай, Оюном). Эти обязательства полностью были выполнены, но Оюну и этого показалось мало.

— Он стал требовать, — вспоминает Кара-оол, — чтобы я отдал половину постов в правительстве его людям. Кого-то я действительно назначил. (Несколько вице-премьеров примыкали раньше к группе Оюна. — А.Х.) Но когда Оюн захотел, чтобы его жена возглавила республиканское казначейство, а близкий родственник стал начальником налоговой инспекции, это было уже чересчур. Кроме того, Оюн пытался продавливать через меня свои бизнес-вопросы — отдать ему те или иные предприятия, обеспечить строительными подрядами его структуры. На это я пойти не мог.

Так в Тыве началось очередное противостояние. (На выборы в городской хурал команда Оюна шла уже против “Единой России”.) Блокирующий пакет в парламенте оставался по-прежнему у Оюна. Это позволило ему заблокировать всю работу нового правительства; прикрываясь, разумеется, высокими словами об ошибках Кара-оола.

Хотя причина, конечно, совершенно в ином: вдохновленный победой над прежним режимом, Оюн надеется снести теперь и новую власть.

Собственно, активисты оппозиции особо и не таят, что главный их счет к Кара-оолу — то, что он дал хлебные места в правительстве не всем. Помощник Оюна, издатель газеты “Риск” Сергей Конвиз, поведал мне, например, как ему предложили было должность министра ЖКХ; но потом, дескать, подло обманули. В отместку он и пошел войной против Кара-оола; ради этого объединился даже с Оюном, хотя еще совсем недавно поливал его на чем свет стоит. Иначе как “Вася — 10%” газета “Риск” Оюна не величала.

(— Кара-оол — никчемный и слабый правитель, — говорит теперь профессиональный бунтарь Конвиз; когда-то он возглавлял республиканское отделение “Либеральной России”, говорят, ездил даже в Лондон к Березовскому, а на самом видном месте в его кабинете красуется диплом, подписанный лидером ОГФ Гарри Каспаровым: третье место на конкурсе оппозиционной прессы.

— А если бы вас все-таки взяли в правительство, — спрашиваю в ответ, — от этого Кара-оол перестал бы быть никчемным?

Конвиз отвечает не задумываясь:

— Сила руководителя не в том, чтобы знать все самому, а в том, чтобы подобрать себе таких вот конвизов…)
Но все это лишь видимая часть айсберга. Будь даже Василий Оюн гением политических баталий, одних только его усилий для успешной борьбы все равно недостаточно.

Тем более что в тувинском правительстве открыто заявляют: депутаты, поддерживающие Оюна, получают ежемесячно неплохую прибавку к зарплате — от 200 тысяч до полумиллиона рублей.

— В открытую это, понятно, не говорится, — свидетельствует начальник хозяйственного управления Великого хурала Алексей Монгуш, — но у нас все об этом знают. Депутаты даже обсуждают между собой, почему одним дают больше других.

Откуда у Василия Оюна деньги? Ведь и предвыборная кампания РПЖ была для Тывы сенсационно дорогой. По оценке нынешнего вице-премьера тувинского правительства Василия Урбана (кстати, прежде он тоже входил в оюновскую команду), обошлась она как минимум в 150 миллионов рублей.

Отчасти свет на происхождение этих средств пролился летом, когда в прокуратуру поступило заявление некоего гражданина Израиля Александра Бигоцкого, утверждающего, что он спонсировал выборы РПЖ. В доказательство Бигоцкий даже предъявил договоры, заключенные им с Оюном и другими кандидатами в депутаты хурала. Эти документы есть и в моем распоряжении.

Честно признаться, я не новичок в выборных кампаниях, но подобных бумаг не встречал еще никогда. По сути, это классический вариант бизнес-контракта. Одна сторона обязуется дать деньги на выборы. Другая — их отработать. Соглашение предусматривает даже штрафные санкции; если после победы депутат “откажется от принятых на себя обязательств”, он должен будет вернуть все деньги обратно — плюс 200%-ная неустойка.
(Кто не знает, российское законодательство категорически запрещает иностранцам финансировать выборы любого уровня.)

Это отнюдь не единственная претензия правоохранительных органов к Оюну. В июле СКП Тывы возбудил против него уголовное дело за превышение должностных полномочий; по указанию Оюна парламентское ХОЗУ незаконно занималось предпринимательской деятельностью — сдавало помещения и машины в аренду, продавало свое имущество; налогов никаких при этом, разумеется, не платилось.

Вообще, бизнес-интересы главного тувинского оппозиционера широки и бескрайни. Это и бензоколонки, и скот, и сельское хозяйство, и иные, менее достопочтенные способы заработка, за которые когда-то газета “Риск” и клеймила его позором.

Гендиректор строительной фирмы “Остов и компания” Валерий Акберов рассказал мне, к примеру, что в период, пока Оюн работал вице-премьером по экономике, он лично передавал ему откаты со всех полученных подрядов; такса известная — 10%. (Поскольку никаких доказательств Акберов не предъявил, оставлю эти утверждения на его совести.)

Впрочем, все эти деньги — лишь капля в море по сравнению с теми возможностями, которые открываются сегодня в Тыве. Да и израильтянин Бигоцкий на фоне нынешних доброхотов выглядит просто нищим попрошайкой…

* * *

С недавних пор в маленькой 300-тысячной Тыве наличествуют интересы едва ли не всех главных олигархов страны.

Олег Дерипаска намерен строить “КааХемский” угольный разрез. Структуры Владимира Потанина приобрели лицензию на разработку медно-никелевых залежей. Дочерняя структура “Евразметаллгрупп” выиграла конкурс на право освоения Межегейского угольного месторождения, заплатив беспрецедентную даже по российским меркам сумму — 17 миллиардов рублей.

Но глубже всего в Тыве пустил корни православный банкир Сергей Пугачев. Его структуры владеют разработкой другого угольного месторождения — Элегестского. Контролируют “Народный банк Тывы”. Ну а главное — Пугачев является сенатором от республики.

Сам Пугачев наотрез опровергает любые разговоры о своей связи с Оюном. Может, оно и так. Но — интересная деталь.

В декабре прошлого года некое ЗАО “Магнолия ИнтерКлаб” подарило Законодательной палате новенький бронированный “Мерседес-600” ценой в 22,8 миллиона рублей. По условиям договора машина эта должна использоваться исключительно для обслуживания Оюна во время его приездов в Москву.

Зачем тувинскому спикеру такая роскошь? И кто разъезжает на бронированном лимузине со спецномером А 517 МР 97 и мигалкой в отсутствие спикера?

Очевидцы, в число которых входит и глава Тывы Шолбан Кара-оол, утверждают: сенатор Пугачев.

Это, конечно, ничего еще не доказывает, но повод к определенным раздумьям все же дает…

Стабильность в Тыве крупному бизнесу не нужна. До тех пор пока властные ветви будут хлестать друг друга по мордасам, олигархи имеют возможность скупать регион за бесценок; лучше всего рыбка ловится именно в мутной воде.

Показательно, что Элегестское угольное месторождение в свое время было приобретено пугачевскими структурами всего за 100 тысяч долларов; хотя по объемам оно больше даже Межегейского. (За последнее, напомню, ЕАМ выложила уже 17 миллиардов рублей.)

Учитывая же, что скоро в Тыву придет железная дорога, а уголь, никель и медь на мировом рынке только дорожают, привлекательность республики растет на глазах. А значит, следует торопиться; то, что сегодня стоит рубль, завтра обойдется уже в сотню.

В этом смысле интересы олигархии и местной оппозиции полностью совпадают. Совпадают они и с интересами наркомафии, для которой твердая власть означает потерю сверхдоходов (неудивительно, что местные ОПГ принимали активное содействие в проведении последних выборов на стороне оппозиции, а тувинская “пехота” даже скупала у населения бюллетени). Да и соседям подобное развитие событий исключительно на руку, ибо планы по запуску мини-оранжевых революций наши “партнеры” не оставили до сих пор; практически мононациональная республика, 1300 километров границы с Монголией — лучшего полигона для отработки “оранжевых” технологий не найти.

(К слову, они уже успешно обкатываются и сегодня. По любому поводу оппозиция сгоняет к дому правительства многолюдные митинги, провоцируя власть на применение силы; один из таких пикетов был, например, обусловлен якобы запретом Кара-оола… праздновать Масленицу.)

Игра, которая ведется сегодня в Тыве, — это очень опасное занятие; раздувать пламя сепаратизма — все равно что играть со спичками на бензоколонке.

Кстати, нечто подобное происходило совсем недавно и в другом российском регионе — Ставропольском крае. Совпадения поразительные — вплоть до мельчайших деталей.

Там тоже была война между законодательной и исполнительной властью; по одну сторону — губернатор, по другую — мэр и спикер краевой Думы, пришедшие к власти под “крышей” “Справедливой России”.

Мэр со спикером тоже хотели свалить губернатора, для чего блокировали все его действия; как и в Тыве, Дума полгода не могла приступить к работе. Да и националистическую тему эксплуатировали они также вполне успешно — Ставрополь едва не стал второй Кондопогой. В мае 2007-го после убийства двух русских студентов в городе начались стихийно организованные антикавказские беспорядки, повсюду полыхали митинги и сходы, чудом не закончившиеся погромами.

Единственным официальным лицом, осмелившимся выйти к агрессивной толпе, оказался мэр Кузьмин; уже потом, при обыске, следователи найдут у него дома нацистскую символику, а также поразительной силы документ — план дестабилизации обстановки в крае. Разыгрывание национальной карты значилось в нем едва ли не главным пунктом.

Но в итоге завершилось все по другому совершенно сценарию. Больше терпеть эти бесчинства Кремль уже не мог. (Последней каплей стали тайные встречи оппозиции со 2-м секретарем американского посольства (ага!), специально приезжавшим для этого в Ставрополь.)

В регион была направлена оперативная группа МВД. Спикера посадили. Мэр, не дожидаясь ареста, сбежал за рубеж (сейчас он задержан австрийскими властями и ждет экстрадиции в Россию).

Мне доводилось встречаться с председателем ставропольской Думы Андреем Уткиным уже после его ареста; он рвал на себе последние волосы и горько сожалел, что слишком заигрался; знал бы, чем закончится, никогда б не пошел в политику.

Думаю, Василию Оюну очень полезно было бы пообщаться со своим бывшим коллегой; сделать это, правда, не так легко. Получив 2 года условно, Уткин моментально покинул страну.

Но при желании найти я его смогу.

Обращайтесь…

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Республика Тыва — субъект Российской Федерации, расположенный в восточной части Сибири вдоль границы с Монголией. Количество жителей — 308 тысяч человек. Плотность населения — 1,8 чел. на 1 квадратный километр. Основные религии — буддизм, шаманизм, православие.

До 1914 г. Тыва входила в состав Китая, затем вступила под российский протекторат как Урянхайский край. В 1920-х годах была преобразована в независимую де-юре Тувинскую народную республику, полностью подконтрольную Москве. В 1944 г. официально вошла в состав СССР на правах автономии. Столица Тывы — г. Кызыл.

Московський комсомолец

19 вересня 2008 р.

Татарские националисты требуют независимости Казани от Москвы

Казань, Сентябрь 19 (Новый Регион, Ольга Панфилова) – Казанская газета «Звезда Поволжья» опубликовала «Обращение к татарской нации» председателя татарской партии национальной независимости «Иттифак», члена исполкома Всемирного конгресса татар Фаузии Байрамовой, в котором звучат призывы о признании независимости Татарстана. Обращение приурочено к приближающейся 456-й годовщине взятия Казани войсками Ивана Грозного, сообщает «Новая газета».

«Международное сообщество, признавшее государственную независимость Косова и Российская Федерация, признавшая Абхазию и Южную Осетию, должны признать независимость Республики Татарстан», – говорится в обращении.

«Целых 456 лет татарский народ вынужден был жить под пятой колонизатора», – заявляет Фаузия Байрамова и призывает отмечать 15 октября, день взятия Казани, «не плачем и скорбью, а громогласными требованиями независимости».

Как сообщал «Новый Регион», что в начале сентября башкирское общественное движение «КYК БYРЕ» обнародовало заявление, в котором потребовало от Кремля обеспечить право народа Республики Башкортостан на самоопределение.

В случае невыполнения этих требований лидеры движения обещают организовать массовую акцию протеста. По мнению экспертов, подобные настроения в мусульманском Поволжье могут обернуться для России гораздо большими рисками, нежели аналогичные процессы на Северном Кавказе.

«Основные экстремистские религиозные центры на территории России расположены в Поволжье, а не на Северном Кавказе», – отметил в беседе с РБК daily руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин.

Причем, если на Северном Кавказе российские спецслужбы уже имеют достаточно богатый опыт противодействия экстремистским организациям, то их деятельность в Поволжье пока не настолько хорошо изучена. Едва ли не каждый год российские правоохранительные органы фиксируют открытие отделений этих центров в новых точках региона.

© 2008, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

18 вересня 2008 р.

У Росії тюркські народи кількісно переважать слов’ян

Коли 2000 року група львівських науковців із Центру з інформаційних проблем територій НАН України та факультету міжнародних відносин Львівського університету імені Івана Франка під керівництвом Петра Жука випустила в світ книгу “Етнополітична карта світу ХХІ століття”, то чимало людей поставилося до їхніх прогнозів дуже скептично. Мовляв, політична карта світу майже усталена, сильні країни навряд допустять значні зміни. Однак коли через вісім років перечитуєш цю книгу, то бачиш, що деякі пронози вже збулися, частина збулася частково. Політична карта повільно, але неухильно змінюється, виникають нові держави, нові центри впливу. Про це – розмова з Петром Жуком.

06.jpg– Пане Петре, звичайно, ваш прогноз стосується 2050 року, тож говорити про його стовідсоткову достовір­ ність наразі передчасно. Та вісім років – доволі тривалий тер­мін, аби підбити перші під­сумки та подивитися, що змі­нилось у світі протягом цього часу, які прогнози підтвердилися?

– Першим збувся прогноз щодо незалежності Чорногорії, хоча до останнього моменту він не був очевидним. Стосовно цього в мене були суперечки з політологами, які сумнівалися, що до цього дійде. Другий прогноз – проголошення незалежності Косово.

Варіант із незалежністю цього краю був цілком закономірним, і саме він спричинив більшу ймовірність інших процесів встановлення відповідності між етнічними кордонами народів і державними кордонами. Невідворотно відбувається процес автономізації Гренландії. Нині цей острів формально ще входить до складу Данії, але має повний економічний суверенітет і власну армію. Лише у сфері міжнародних відносин Гренландія залишається підпорядкованою своїй метрополії. Ще один прогноз, який частково збувся – суттєве наближення об’єднання Кіпру, який нині складається з грецької та турецької частин.

– Можливо, це питання буде передчасним, однак чи є прогнози, які, з теперішнього погляду, не справдяться або ж справдяться зі значним коригуванням у часі?

– Справді, деякі прогнози не підтвердилися, тепер ми від них відмовилися б. Насамперед це припущення щодо приєднання британського анклаву Гібралтар до Іспанії. Причиною цього є процеси і в Іспанії, й на Гібралтарі. Процеси в Іспа­нії відбуваються таким чином, що суперечка за володіння анклавом пом’якшилась і перестала бути актуальною, населення Гібралтару підтвердило своє небажання інтегрувати в Іспанію. До того ж, дезінтеграційні процеси, які тривають у самій країні, не передбачають, що суперечку за цю територію буде розв’язано на її користь. Прогноз, який суттєво віддалився в часі, – це проголошення незалежності Палестини. Зауважимо: під час роботи над книгою ми передбачали, що саме він підтвердиться першим. На практиці ж із проголошенням незалежності палестинців суттєво випередила Чорногорія. Причиною цього є те, що вирішення палестинської проблеми нині у стані стагнації.

– У цій книзі ваш колектив передбачив і події в Грузії, передусім втрату Південної Осетії й Абхазії. Однак ви не згадали про це. Причина в тому, що світ так і не визнав незалежності цих територій?

– Тут питання не в Грузії, а в прогнозах щодо розвитку ситуації в Росії та Чечні. Ми писали, що, незалежно від наслід­ків кавказьких воєн, залишиться незалежність Чечні, там панує клановий режим і президент Чечні має повну владу на підпорядкованій йому території. Такий стан справ взаємовигідний і для Чечні, і для Росії. Ситуацію там контролює місцева влада, однак нещодавнє вбивство опозиційного інгушського журналіста призвело до дестабілізації та прагнення до незалежності Інгушетії, водночас загострились інгушсько-осетинські суперечки. Російсько-грузин­ська війна лише збільшила нестабільність на Кавказі. За концепцією Колінза, розширення кордонів призводить до ослаблення країни. Тож унаслідок війни з Грузією Росія ослабла. Їй довелося збільшити війсь­кові витрати, натомість потенціал держави послабився, адже ці два регіони – Південну Осетію й Абхазію – треба буде утримувати. А це вельми проблематично, на Кавказі немає на­дійної стабільності. Найважливіше в цій ситуації – РФ порушила принцип непорушності кордонів і спричинила прецедент, який колись обернеться проти неї. Будь-яка ситуація в Чечні, Татарстані чи іншій автономії може створити прецедент їхнього офіційного визнання у світі. Росіяни самі підклали під себе бомбу спо­вільненої дії, яка колись обов’язково вибухне. Тому про незалежність Південної Осетії й Абхазії говорити не доводиться. Об’єднання Осетії вже від­бувається, це дещо нагадує ситуацію з приєднанням Західної України до СРСР. Якби цей процес відбувався в цивілізований спосіб, то він при­з­вів би до створення Кавказької конфедерації з центром у Тбілісі. Це зберегло б домінуючу роль Гру­зії, яка мусила б добровільно надати незалеж­ність Абхазії та сприяти об’єднанню Осетії.

– Пане Петре, ви вже частково зачепили тему Росії. У своїй книзі прогнозуєте її розпад до 2050 року на багато невеликих держав. Хіба доволі авторитарне правління Путіна-Мєдвєдєва не спростовує цей прогноз? Росія зараз почала зміцнюватися.

– Якщо хтось дуже хоче бути великим і сильним, швидко “надуває” свою масу, однак не має для цього відповідних ресурсів, то це закінчується катастрофічно, – всі мильні бульбашки з часом лускають. І це не лише наш прогноз. Торік в інституті імені Келдиша Ро­сійської академії наук відбулася конференція з математичного прогнозування розвитку територій. Так ось, на ній роз­глядали кілька варіантів розпаду РФ. Цьому сприяють змі­ни, які відбуваються у світі. Росія залишається країною, що тримається на експорті енергоносіїв, у цьому сенсі вона нічим не відрізняється від СРСР. Понад те, будь-які зміни у споживанні енергоресурсів матимуть для Росії гострішу форму. Йдеться про ймо­вірні значні зміни на енергетичному ринку. Наприклад, розвиток біопалива чи значне перевищення пропозиції над попитом на нафту та газ унас­лідок поширення енергоощадних технологій призведе до великої кризи в РФ. Другий момент, теж аналогічний із СРСР. Однією з причин його розпаду було збільшення частки неслов’янського населення. У Росії відбувається ана­логічний процес. На від­міну від слов’ян, які там живуть, у тюркських народів немає демографічної кризи. І внут­рішніх способів змінити цю ситуацію теж не існує.

Іще один момент, який нині став особливо актуальним, – це суперечність між московською та пітерською елітами. Зараз вона є латентною, при цьому можемо спостерігати перемогу пітерської еліти, яка асимілює московську. Однак мусить відбутися легалізація цієї перемоги, а саме: перенесення місця роботи Федеральних зборів у Петербург, тобто фактична легалізація двох столиць. До того ж, хвилі тоталітаризму та демократії змінюють одна одну, і це призводить до тріщин у мисленні еліт. Розпад СРСР був пов’язаний з автономізацією самої Росії – суверенітет республіки спершу оголосив Боріс Єльцин. У цій ситуації внутрішня суперечність теж послаблюватиме РФ. Процеси відбуваються швидко, майбутнє наших сусідів непевне через нехтування ними ж принципу непорушності кордонів, це міжнародна ізоляція через грузинську війну.

Якби йшлося про СРСР, то Захід удався б до жорстких дій, аж до заморожування рахунків. Однак фінансові втрати західних країн будуть доволі значними. Втім можна діяти методом “холодної війни” – спокійне, мирне задушення Росії, як це було з СРСР. Московська еліта не уявляє себе ізольованою від світу. Тому будь-які санкції призводитимуть до бунту – їй не треба імперії, вона хоче добре жити.

Є ще один момент – США мусять вказувати на якусь зовнішню загрозу, інакше втрачається сенс існування цієї держави. Міжнародний тероризм за Атлантикою вже не сприймають як таку загрозу. Успіхи Китаю ще не вимагають від Америки нарощування війсь­кової потужності. Тут дуже добре надалася Росія, яка розпочала війну в Грузії. Як наслідок – Штати отримали хороші аргументи для розвитку системи ПРО, Польща відразу дала згоду на розміщення американських ракет, змінилася й позиція Чехії.

– Іще один серйозний прогноз – про ймовірний розпад Китаю та США. Наскільки він зберігає актуальність?

– Щодо Китаю, то варто згадати його негативну реакцію на проголошення незалежності Південної Осетії й Абхазії. Причиною цього є ситуація в самому Китаї, в них існує проблема Тибету, а також є всі підстави говорити про геноцид тибетців. А ще є західні регіони, де мешкають уйгури – тюрк­ський народ, який хоч і не дуже активно, але все ж веде партизанську боротьбу за незалежність. Поки економіка Китаю зростає, ці проблеми не будуть дуже відчутні, однак із часом ситуація змінюватиметься.

Стосовно Штатів, то максимум потужності США припадатиме на 2020-2025 роки, а після цього відцентрові процеси в цій країні посилюватимуться, оскільки населення не відчуватиме потреби в наддержаві та не сплачуватиме федеральних податків. Після послаблення США почнеться аналогічний процес і в їхнього основного антиподу – Китаю.

У військовій сфері Китай є значно серйознішим суперником, аніж Росія. Остання агресивно намагається розширити свої кордони на Заході, натомість на Сході віддає їх доволі легко. Нещодавно РФ передала майже 100 квадратних кілометрів Китаю, і тепер її кордон пересунувся близько до такого великого міста, як Хабаровськ. Найімовірніше, Москва піде на поступки Япо­нії в суперечці за володіння Курильськими островами.

У цьому регіоні найцікавішими є китайсько-індійські стосунки, оскільки йдеться про дві найбільш населені країни світу. Однак у їхніх народів – різна психологія. Індія як колишня британська колонія ментально ближча до Європи, Китай – східна країна. Найбільшою небезпекою для Європи мало б стати об’єднання Китаю та Індії. Але, найімовірніше, до цього не дійде. Процеси децентралізації зачеплять Індію, як оптимальний варіант – вона стане утворенням на кшталт ЄС.

– А чи можна говорити про глобальніші цикли історичного розвитку на сучасному етапі?

– Справді, крім циклів розвитку окремих країн, є й глобальні цикли. Ситуація в Україні більше залежить від зовнішніх процесів, аніж внут­рішніх. Саме зовнішні процеси значною мірою призвели до нашої незалежності. Російсько-грузинська війна теж змі­нила ситуацію в Україні. І так було практично завжди. Нині людство переживає епоху глобалізації, під чим розуміємо поширення типових способів діяльності людей, стандартів. Протилежним є процес лока­лізації, який пов’язаний із тим, що в різних країнах способи діяльності людей відрізняються. За нашими дослідженнями, процес глобалізації починається з другої половини 40-х років минулого століття, це пов’язано з планом Маршалла. Йому передував період локалізації, який розпочався 1918 року. Загострення проблем між державами та відсутність ефективної системи колективної безпеки призвело до Другої світової війни. Однак періоди локалізації не обов’язково мають такі катастрофічні наслідки. Локалізація може бути пов’язана з надійною колективною безпекою, що дозволяє кожному народу розвиватися відповідно до свого характеру та мислення і забезпечує право кожного народу на розвиток. І якщо в нас триває період глобалізації, то російсько-грузинська війна свідчить, що ефективної системи колективної безпеки немає, хоча є й НАТО, й ОБСЄ, й ООН. Пошук такої сис­теми триває, все завершиться переходом до наступної епохи – локалізаційної.

Розмовляв Олександр Сирцов

Львівська газета

15 вересня 2008 р.

После Косово, Южной Осетии и Абхазии «эффект домино» охватит всю Европу

Бухарест – Мадрид, Сентябрь 15 (Новый Регион, Сергей Вулпе) – Международное сообщество не считает независимость Косово прецедентом, но он уже стал таковым после того, как осетины и абхазы последовали примеру косоваров.

Как сообщает корреспондент «Нового Региона», румынское издание Adevarul пишет по этому поводу, что в Европе исторически сложились государства, имеющие в составе многочисленные автономные провинции и регионы, которые в последние годы требуют все больше и больше автономии вплоть до отделения от метрополии.

В Бельгии на сегодняшний день существуют 3 региона: Фландрия, говорящая на фламандском (нидерландском) языке, франкоязычная Валлония и интернациональный Брюссель. Но в условиях, когда фламандский регион более развит в экономическом плане, местные национальные партии недовольны и требует все более широкой автономии, что может привести к разделу страны.

Повод для беспокойства есть и у северного соседа России – Финляндии, где живущие на Аландских островах шведы, имея собственный флаг и почтовую марку, парламент и правительство, тем не менее, продолжают шантажировать метрополию. Недавно 30 местных депутатов решили не ратифицировать Договор с ЕС, если не выполнят их требования, среди которых и предоставление одного места в Европейском парламенте.

Италия имеет свои проблемы с немецкоговорящим Южным Тиролем, который получил широкую автономию лишь в 1971 году после террористических актов немецких сепаратистов. Шотландия получила ограниченное самоуправление в составе Великобритании в 1998 году, но после победы на парламентских выборах Национальная шотландская партия борется уже за независимость Шотландии.

В Румынии идея автономии территорий, населенных венграми, поддерживается Гражданской венгерской партией и Национальным Венгерским Советом, которые недавно потребовали проведения официального референдума по проблеме автономии края одновременно с парламентскими выборами.

Воеводина является одним из самых богатых и развитых регионов Сербии, в которой сосуществуют 26 этнических групп и официально признано 6 языков. Между 1974 и 1988 годами Воеводина имела, как и Косово, статус автономной провинции, чьи права были потеряны при режиме Милошевича.

Впоследствии уровень автономии был существенно расширен. После весенних выборов руководство провинции решило увеличить полномочия региона, за что были обвинены Белградом в стремлении к сепаратизму.

Испания может потерять сразу две свои провинции – Каталонию и Страну Басков. Самый богатый испанский регион – Каталония – выразил свое недовольство особым статусом, предоставленным Мадридом, требуя расширения прав.

В отличие от остальных испанских автономий, населенными национальностями (этносами), каталонцы объявили себя в 2006 году нацией, а после провозглашения независимости Косово некоторые радикальные группы требуют отделения от Испании.

Еще сложнее ситуация в Стране Басков, где националистические партии продолжают применять радикальные меры борьбы за независимость. В 2003 году правящая Баскская националистическая партия предложила изменение статуса провинции для получения более широкой автономии.

Как пишет испанское издание Espana Liberal, щекотливая ситуация сложилась и на Украине. Почти половина населения является пророссийским, а местные политики не могут сделать тяжелый выбор между своими русскими культурными корнями и экономическим прогрессом, предоставляемым ЕС.

К юго-западу от Украины находится Молдавия, разделенная между молдавским большинством и русско-украинским меньшинством, которое создало Приднестровскую Молдавскую Республику.

Возможно, что на Украине и в Молдавии, где ситуация схожа с грузинской, Крым и Приднестровье объявят себя независимыми. А Россия, таким образом, может стать непосредственным соседом ЕС и НАТО.

Другое испанское издание – La Opinion – отмечает, что по-прежнему остается сложной ситуация с соблюдением прав русского меньшинства в постсоветских прибалтийских республиках. Прежде всего, эстонцы и латвийцы боятся, что значительное русское меньшинство, составляющее 30-40% от всего населения, может в определенный момент попросить защиты у Москвы и оправдать, таким образом, новую интервенцию России в этой части Европы.

© 2008, «Новый Регион – Приднестровье»

12 вересня 2008 р.

Конституційний суд Іспанії відмовив баскам у референдумі про незалежність

Конституційний суд Іспанії відмовив регіональній владі Країни басків, автономній області на півночі Іберійського півострова, в проведенні опитування з проблеми незалежності від іспанської держави, передає Associated Press.

Парламент автономії басків ухвалив 28 червня 2008 р. рішення про проведення в жовтні опитування населення, що фактично відкривало шлях до суверенітету, зокрема, до скликання референдуму про незалежність регіону від Іспанії, що має законодавчу силу, вже наміченому басками на 2010 р..

У Конституційному суді Іспанії рішення баскського парламенту було оскаржене центральним урядом Іспанії. Воно звинуватило баскських політиків в сепаратизмі і порушенні Конституції, яка не передбачає вихід зі складу Іспанії її окремих регіонів.

Зі свого боку, уряд автономії заявив на початку вересня, що має намір закликати населення подати скаргу на Іспанію до Суду з прав людини в Страсбурзі, якщо Конституційний суд країни заборонить проведення референдуму.

Влада басків вважає, що "заборона порушує Європейську конвенцію з прав людини, що передбачає свободу мислення, слова і участі в політичному житті".

У даний час до коаліційного уряду Країни басків, населення якої складає 2,1 млн людей, входять представники трьох партій - Баскській націоналістичної партії (християнські демократи), Баскської солідарності (соціал-демократи) і Об'єднаної лівої коаліції (комуністи).

Після краху тоталітарної диктатури генерала Франсиско Франка (1892-1975) баскському регіону надали на початку 80-х років широкі автономні права, проте, нинішній баскський уряд, що знаходиться, на думку спостерігачів, під впливом націоналістів, вважає їх "обмеженими".

РБК

23 червня 2008 р.

Власти богатой природным газом боливийской провинции Тариха проводят референдум по вопросу автономии региона.

23.06.2008, Ла-Пас 03:35:39 Богатая природным газом провинция Тариха может стать четвертым боливийским регионом, объявившим о своей автономии от центрального правительства во главе с президентом Хуаном Эво Моралесом. По этому вопросу, который Х.Э.Моралес уже успел назвать нелегитимным, проходит референдум, передает Associated Press. Несмотря на то, что большинство участков открылось сегодня вовремя, обстановка в провинции остается напряженной. 21 июня в здании местной телевизионной станции прогремел взрыв.

По мнению экспертов, население провинции подавляющим числом голосов одобрит проект автономии, как это уже было сделано в трех других регионах страны - провинциях Санта-Крус, Бени и Пандо. Основная причина референдумов, проходящих в Боливии с мая с.г., - недовольство популистской политикой президента Х.Э.Моралеса.

Провинция Тариха находится на границе с Парагваем в 650 км к югу от столицы Боливии Ла-Паса.

http://www.rbc.ru/rbcfreenews.shtml?/20080623033539.shtml

20 грудня 2007 р.

Несколько провинций Боливии стремятся к независимости

Ла-Пас, Декабрь 18 (Новый Регион, Сергей Вулпе) – Самые богатые департаменты Боливии – Санта Крус, Тариха, Бени и Пандо утвердили в прошедшую субботу свои автономные статусы и начали кампанию по сбору подписей, чтобы узаконить данное решение на референдуме, сообщает корреспондент «Нового Региона» со ссылкой на агентство France Presse.

Как пишет по этому поводу мексиканское издание El Porvenir, Республика Боливия находится под угрозой разделения и исчезновения как суверенное государство. Один из департаментов страны – Санта-Крус – уже объявил о своей собственной конституции, согласно которой все природные недра и имущество на его территории переходят под юрисдикцию местной власти. Провинция также устанавливает свое гражданство, отличное от боливийского.

Действия сецессионистов направлены против основных пунктов новой конституции Боливии, принятой 9 декабря 2007 года, по которой вводится национальный контроль над нефтегазодобывающей отраслью, предусматривается возвращение земель и признание индейских народностей.

Как поясняет издание, Боливия является одной из самых бедных латиноамериканских стран. Несмотря на революцию 1952 года, которая намеревалась завершить перераспределение земли, сегодня в этой стране есть землевладельцы, которые имеют свыше миллиона гектаров сельхозугодий.

Боливия – страна контрастов: являясь государством с богатыми природными ресурсами (нефть, газ, минералы, вода), одновременно является одной из самых неразвитых стран в экономическом плане.

Как пишет другое мексиканское издание – La Jornada, президент Боливии Эво Моралес призвал оппозицию к диалогу, в третий раз за последние 10 дней. «Наступило время начать диалог», – заявил глава государства, добавив, что переговоры могут состояться только на основе новой конституции.

Оппозиционные лидеры считают, что новый Основной закон Боливии был продиктован президентом Венесуэлы Уго Чавесом, известным во всем мире своими левыми взглядами и антиамериканизмом.

НОвый регион